Погода в Петрозаводске 0°C
Прогноз погоды представлен сайтом Gismeteo.ru
Курс валют ЦБ РФ на 11.12.2017
1 €
69,64
1 GBP
80,05
100 JPY
52,20
1 $
59,28

Отдых в Карелии

Гостевой дом «Кижская благодать»

РК, Медвежъегорский район, О. Кижи, д. Ерснево, Гостевой дом «Кижская благодать»

Телефон

+79062060632 , +79214510081 - Татьяна; +79212208459 - Юрий Борисович

Эл. почта blago2004@sampo.ru

Газета "Деловой вторник" №20 за 10.06.2008 г.

dv20/6akulenko

 

 

ХАРАКТЕРЫ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

 

УПРЯМЫЙ ЕЛУПОВ

 

ЧТОБЫ ПОСТРОИТЬ ДОМ В РОДНОЙ ДЕРЕВНЕ, ЕМУ ПОТРЕБОВАЛОСЬ БОЛЬШЕ ДЕСЯТИ ЛЕТ

 

Кижское островное ожерелье с россыпью маленьких деревень, названных по фамилиям их наиболее выдающихся жителей, напоминает Венецию в северном варианте. Сообщение между материковой и островной частью – лодочное.

За старыми родовыми домами Елуповых в деревне Ерснево, Клиновых в деревне Мальково и некоторыми другими через пролесок раскинулись богатые клюквой болота. Они захватили огромную часть полуострова - дальше начинается тайга. Из окошек потемневших от времени и одиночества домов виден остров Кижи с силуэтами  Покровской и Преображенской церквей, полюбоваться которыми каждое лето наезжают  туристы со всего мира.

Но даже самые лучшие экскурсоводы могут не знать о Кижах того, что с малых лет известно местным жителям:

наверное, во всей Карелии не наберется столько населенных пунктов, сколько издавна хороводом окружали прославленный остров. Сын здешнего старожила, сам уже старожил Юрий Елупов долго перечислял их названия: Жарниково, Боярщина, Телятниково, Речка, Пустой Берег, Зубово, Подъельники, Лонгасы, Высокая, Петры, Сенная Губа, Кузнецы, Корба, Воробьи, Середка, Кургеницы… Почти все они давно опустели.

 О стариках Елуповых, Борисе Федоровиче и Валентине Ивановне, которых уже нет на земле, вспоминают теплым словом не только их дети и старики кижской округи, но и многие из тех, кто когда-то, лет 20-30 назад, гостил в их доме. Столичные знаменитости с наслаждением пили чай из большого медного самовара, а сами поглядывали в окошко с аккуратными занавесками. За окном и тогда, и теперь в теплые ясные дни  синеет озеро, над озером с криком проносятся чайки. А на  другом берегу высятся две главные кижские деревянные  красавицы, над продлением жизни которых сегодня ломают голову самые знаменитые реставраторы и ученые.  Прежде, когда музей-заповедник  «Кижи» еще не попал в Список памятников всемирного наследия, а иностранцы к острову особого интереса не проявляли, Покровскую и Преображенскую старательно реставрировали здешние заонежские мастера-самоучки: Елупов, Клинов, Мышев, Вересов, Степанов …

Особенно отличился отец Юрия Елупова  -  Борис Елупов: лучше него никто лемехи для одеяния соборов делать не мог. Он же и начинал реставрацию с Виктором Ополовниковым еще в 1947 году.

Дом Елуповых летом всегда полон был именитых гостей из Москвы и Петербурга, пожелавших укрыться здесь от городской суеты, отдохнуть среди  первозданной  природы, вкусить деревенской  жизни, с простым и мудрым укладом –  банькой на берегу озера, рыбалкой, охотой, другими забытыми радостями патриархальной глуши. 

Кого только не привечали, для кого только не пекла рыбники и калитки улыбчивая и добродушная Валентина Ивановна, с кем только не рыбачил и не охотился Борис Федорович! Подолгу гостили у Елуповых  внучка Хрущева с мужем,  чемпионы фигурного катания Уланов и Смирнова,  киноактеры Наталья Бондарчук и Николай Бурляев,  звезды балета Екатерина Максимова и  Владимир Васильев,  хоккеист Вячеслав Старшинов … Оставленная в подарок старшиновская клюшка с подписями членов команды долго хранилась, но и та затерялась. А о Бурляеве запомнилось, что брался иногда за косу, и косил траву умело, красиво, как в кино.

Впрочем, в этих местах в любом доме гостю рады. Тропку же в елуповский проторил своим знакомым известный в Москве искусствовед Савелий Ямщиков.

***

 Не стало родителей – и дом осиротел. Взрослые дети уехали  в город.  Юрий  с молодой женой (тоже Валентиной Ивановной, как звали и его мать) устроился в Петрозаводске. Отслужил в армии, затем окончил училище, техникум. Работал преподавателем в училище, затем -  в строительно-монтажном  участке. Валентина трудилась в лакировальном цехе лесопильно-мебельного комбината. Растили сына и дочь. Казалось, жизнь отлажена, якорь брошен.

Но чего-то все же не хватало.  Какого-то важного стержня и смысла. Юрия особенно брали за душу  семейные,  под настроение, разговоры о том, что хорошо бы в Ерснево перебраться, хозяйство завести. Словом, возродить родовое гнездо.

Прожив в городе много лет, он так к нему и не прикипел душой. По-настоящему чувствовал это в Ерснево, где проводил  отпуск. Только там дышал полной грудью. Быстро засыпал, легко просыпался, и ощущал лад с самим собой, покой.  Хотя и часу  не сидел без дела: пахал, косил, мастерил, рыбачил…

Принять решение помогло само время. С приходом «рынка» предприятия  всюду  одно за другим закрывались. Юрий и Валентина, как и многие, могли в любой момент остаться без работы. 

Посидели, порешали: сын и дочь в опеке не нуждаются, свое дело нашли, обеспечены. Можно теперь и «старикам» определиться по-новому. Пенсию заработали, силы есть.    Снова вспомнили  Ерснево. И решили уехать в деревню.

***

В Ерснево уже с 1991 года  никто не жил. Попав в «неперспективные», деревня умерла. «И тут появляются, - рассказывает сам Елупов, - два «придурка»»: я да муж сестры, тоже Юрий. Никто, конечно, не верил, что всерьез собираемся строиться, пока новый дом не поставили (старый родительский заняли сестра с мужем). Потом другие за нами потянулись на отчие пепелища. Ожила деревня немного, пусть и на один сезон. Но зимовать остаемся только мы с женой и сестра с мужем».

У Елуповых самое справное хозяйство в округе. Там и сям стоят елуповские стога сена. Стадо держат немалое: коровы, бычки, телята. Помогают им на сенокосе земляки из соседних деревень. Пытался Юрий Борисович и отдыхавших в округе ребятишек к сельскому труду приобщить, за работу платил.

Но, как ни бился, ни старался, фермерство оказалось делом неблагодарным, изначально убыточным. Изнурительный труд и сплошная головная боль. Прибыли никакой. Что приходило, то и уходило. То, что  удавалось  выручить от продажи молока, мяса, расходовалось на солярку,  бензин, строительные материалы, запчасти, налоги.

Скоро стало ясно, что фермерскому делу здесь  не выжить, если не иметь другого дохода.

Лет двенадцать назад у Елупова зашел  разговор с прежним директором музея-заповедника Михаилом Лопаткиным: разве нормально, что в Кижах, куда приезжают тысячи туристов, да и во всей округе, нет  гостиницы или хотя бы приличного гостевого дома?

Когда-то таким неофициальным пристанищем для пожелавших задержаться здесь были деревенские дома, в том числе и старших Елуповых. Приток отдыхающих с тех пор превратился в поток,  а остановиться людям по-прежнему негде. Кто-то и весь отпуск с радостью бы провел в этих благословенных местах: рыбачил бы всласть, грибы-ягоды собирал в охотку, с косой бы прошелся по высокой траве для полноты ощущений. Не говоря уже о том, что можно было бы любоваться шедеврами деревянного зодчества, построенными местными умельцами без единого гвоздя.

Словом, мудрый  Лопаткин ненавязчиво предложил Елупову продолжить  традицию гостеприимных  родителей. Что вам стоит дом для гостей построить!?

 Да и хозяйство вести легче станет, когда постоянный доход появится.  Эту идею одобрил тогда и глава самоуправления волости. Зерно упало на добрую почву.

 ***

«Если  что задумал, то  рано или поздно своего добивается. Такой характер», - говорила про Елупова жена. Правда, желание вести дело основательно, по-честному, ему  и мешало. А по-другому  не мог.

В 1997 году удалось купить, разобрать и перевезти по воде дом из Сенной Губы, что на острове Клименецкий, километрах в четырех от Ерснево. Старое это здание было когда-то конторой совхоза, затем его продали одному из жителей Сенной, у которого Елупов и выкупил строение. Оставалось самое хлопотное и затратное  дело – доставить дом в Ерснево. Тут уж помощники понадобились. Кроме того, потребовалось нанять и пароход, и понтон, и другой транспорт.  С огромным трудом,  но переправа удалась. Вскоре дом поставили на фундамент. А когда он стоял уже под крышей, случилось непредвиденное - все планы порушил случившийся в стране дефолт. Пришлось залезть в долги, чтобы двигаться дальше. Кредитов в банках супруги сознательно  не брали: под суммы, которые требовались, пришлось бы выплачивать огромные проценты. Кто выручал? «Мир не без добрых людей», - как всегда, коротко отвечает Юрий Борисович.

 ***

Впервые я наведалась к Елупову в 99-м. А услышала о нем от подруги - московской художницы, чья избушка в   деревне Мальково, что по соседству с Ерснево. «Хозяйственный мужик, - сказала она о Елупове. И подтолкнула: «Пройдись, тут недалеко. Интересная пара: и сам он, и жена его Валентина Ивановна. Что-то он там строит нереальное …».

Стоял теплый день конца лета. У Елуповых отдыхали дети, внуки, сестры, дальние родственники. Как только все они  размещались в небольшом, скромно обставленном хозяйском доме?

 Все, что варилось и жарилось, источало аппетитные запахи. Топилась  банька, попыхивая ароматным дымком из трубы; пчелы и стрекозы перелетали с цветка на цветок, словно выбирая, какой лучше, - так много их было, ярких георгинов, астр, бархатцев, ромашек…

Хозяин запаздывал к обеду. Он с утра ушел на поиски заплутавшего в лесу бычка. Но так его и не нашел.  Так что вернулся Юрий Борисович недовольный, усталый. И хотя ему было не  до разговоров, быcтро освежился озерной водой и пригласил всех отобедать.

Сел во главе длинного стола, как и подобает хозяину. Крепкий, русоволосый. Взгляд – чуть исподлобья, но не хмурый. Лицо обветрено. Руки сельского жителя. Однако  по-городскому деловит, подтянут.  

Зря словами не бросается. Должно быть, от таких молчунов и пошла поговорка: «Несказанному слову – ты хозяин, сказанное – тебе хозяин».

О нем говорят: «Спокойный». Никто не припомнит, чтобы спорил с пеной у рта, бранился. Если что-то сильно расстраивало или допекало, только мрачнел, вздыхал и молчал больше обычного.

Мы ходили по недостроенному дому, по  белым свежеструганными доскам пола, осторожно перешагивая из одной перегородки в другую, и он оживленно рассказывал, где, что и как все здесь будет. По проекту в  деревянном «отеле» предусматривался максимум невиданных в этих краях удобств: комнаты с душевыми и туалетами, просторные холлы. Помогали строить трое мастеровитых местных жителей. Оформление – наличники и прочие детали в традиционном заонежском стиле – заказали тоже местному умельцу. Елупов всегда уверен в людях, которые ему помогают. Видит сразу, на кого можно положиться. Работал в городе на больших стройках, глаз наметан.

Но вряд ли и сам он  тогда твердо верил, что столь респектабельное для глухомани  пристанище появится в ближайшие годы. Говорил, что впереди еще море работы, а одолженные деньги тают, как снег весной. Не столько цены на материалы их съедают, сколько расходы на доставку.

 

***

И вот через девять лет я снова приехала в Ерснево, узнав, что закончил все-таки свою стройку упрямый Елупов. 

Стоит теперь его дом на берегу озера. Хорош собой, хотя и  не дворец. Прост и  благороден, в согласии с природой.  Второе лето уже принимает гостей. Но хозяин не обогатился, и цели такой не ставит,  а доволен уже тем, что дохода хватило  расплатиться со старыми  долгами. И много еще предстоит. Например, построить  новую баню, беседку на берегу, спортивную площадку.

 К тому же подсобное  хозяйство никуда не делось: коровы, бычки, телята, огород – все это, как было, так и есть. Все это надо содержать, кормить, поить и лелеять.

 Гости охотно  пьют парное молоко, «за обе щеки уплетают» приготовленную Валентиной Ивановной еду,   домашний творог, сметану, масло. Свежую рыбу на уху, ягоды для морсов Елупов добывает сам. Иногда на пару с женой, сыном или зятем.

 «В разгар сезона, – рассказывает, - все время верчусь на воде, в катере. Одних гостей надо встретить, других – проводить. Третьих на рыбалку свозить. И все просят   отвезти их  вечером закаты поснимать на память.   Домой в такие дни прихожу только ночевать».

 Летом супругам по хозяйству помогают сын, дочь, зять. Без их поддержки новый дом было бы не потянуть. Особенно без финансовой помощи сына.  Так ведь и строил  Юрий Елупов не столько для гостей, сколько для детей, в надежде, что  не покинут родовое гнездо, не разлетятся  по свету в поисках чего-то лучшего.  Не зря в народе говорят: там хорошо, где нас нет. И еще: где родился, там и пригодился. Говорят-то, говорят …  

***

Только вот свое детище он по-прежнему вынужден  оборонять, объяснять одним, другим или третьим «доброжелателям», что гостевой дом – не доходный.  С пониманием у нас туго, с законами – не все ясно.  Одна из  организаций фермера и владельца нового дома особенно не щадила, предъявляя за свои услуги такие счета, от которых волосы на голове дыбом вставали.  А однажды появились и столичные доброхоты, предложили себя в пайщики. Известно, чем в итоге оборачиваются подобные предложения. И Елупов отказался отдать в чужие руки свою мечту и свой труд.

Он с самого начала не витал в облаках. Предвидел  осложнения. И теперь  понимает, что еще предстоит держать оборону. От кого-нибудь. Обидно, несправедливо. Но именно так и происходит.   Не получается пока нигде в России жить так, чтобы – и себе, и людям. Диктуют правила по-прежнему те, кто – ни себе, ни людям. Или  только – себе.

Нервы крепче сердечных струн.  Сердце такие трудяги, как Елупов,  надрывают в неравных боях за свои права и  гарантированные государством возможности. Те, кто  хотят вести дело честно, открыто,  не по этой ли причине  часто терпят поражение ?

В свои шестьдесят  Юрий Елупов  не может позволить себе  по-настоящему  отдохнуть, подлечиться. Стройка дорого досталась. Дальше карельского санатория,  где наш островитянин от силы дней десять пару зим «бездельничал», не бывал. Некогда.  И уверен, что незачем.  Для него рыбалка в окрестностях Кижей, когда вокруг тишина, красота,  никто не шумит, не достает  - лучший отдых,  настоящая  благодать. 

Не будум же мешать ему  ТАК жить.

 

Валентина АКУЛЕНКО.

(Источник: «Деловой вторник», №20 за 10.06.08 г.).