Погода в Петрозаводске 3°C
Прогноз погоды представлен сайтом Gismeteo.ru
Курс валют ЦБ РФ на 20.10.2017
1 €
67,93
1 GBP
75,90
100 JPY
51,10
1 $
57,57

Отдых в Карелии

Гостевой дом «Кижская благодать»

РК, Медвежъегорский район, О. Кижи, д. Ерснево, Гостевой дом «Кижская благодать»

Телефон

+79062060632 , +79214510081 - Татьяна; +79212208459 - Юрий Борисович

Эл. почта blago2004@sampo.ru

Газета "Деловой вторник" №1 за 19.01.2010 г.

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

ПУТЕШЕСТВИЕ В СКАЗКУ

В НОВОГОДНИЕ КАНИКУЛЫ ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР “ДВ” НАВЕСТИЛ ОДНОГО ИЗ ГЕРОЕВ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА

Всё получилось до смешного спонтанно и потому - интересно.

Поздравляя давнего автора «ДВ», обозревателя газеты “Курьер Карелии” Валентину Акуленко, с наступающими праздниками, я ненароком обмолвился, что в новогодние каникулы, скорее всего, придется куковать в Москве, ибо все мало-мальски подходящие места отдыха уже забиты под завязку. И тут Валентину словно осенило: “Так, может… к Елупову!?”.

Стоило ей произнести эту фамилию (с ударением на первом слоге), как перед глазами “нарисовался” очерк Акуленко с красноречивым названием “Упрямый Елупов” (кому интересно, может поднять номер “ДВ” за 10 июня 2008 года). Упрямый - потому что, несмотря на естественные и искусственные (чинимые чиновниками) преграды, Юрий Борисович строил сказочный для этих мест дом. Деревянный, зато со всеми удобствами и европейскими прибамбасами. С душевыми кабинами, обуродованными системой  гидромассажа. Со спутниковым ТВ, принимающим до сотни каналов. С кухней, основанной на блюдах “от земли”, то есть приготовленных из продуктов собственного производства.

И, конечно же, - с видом на Онежское озеро.

Ну, чем , скажите, не рай на краешке земли?!

Не потому ли гостевой дом, поднявшийся аккурат напротив многоглавых кижских церквей, его создатели так и назвали – “Кижская благодать”.

Представив это северное чудо, я и навострил туда лыжи, точнее – колеса автомобиля, хотя от заданной точки меня отделяли почти 1500 километров.

Возможно, именно это обстоятельство плюс не совсем благоприятное для автовояжей время года побудили Валентину назвать меня Джеком Лондоном, хотя такое сравнение было бо-о-о-ольшой натяжкой, если не сказать –гиперболой. Во-первых, я простой российский журналист и, скорее, читатель, чем писатель. Во-вторых, автор “Мартина Идена” и других знаменитых романов путешествовал по морям-океанам, а я пустился в путь, хоть и по заснеженной, но все-таки матушке-земле. И, в-третьих, Джек, если не ошибаюсь, замахивался на кругосветку, а я решился всего-навсего на малую толику его маршрута… Единственное сходство, пожалуй, заключалось в том, что Лондон, как и я, путешествовал с женой.

Кстати, этого Джека, раз уж пошла такая пьянка, я помяну еще не раз. Например, когда Елупов, встретивший нас в Великой Губе, усадил в салазки, напоминающие некую люльку на полозьях, и газанул так, что на крутых виражах прицеп догонял снегоход, а упрямый Елупов знай себе гнал машину вперед. При этом, надо отдать ему должное, часто останавливался и справлялся через полупрозрачный тент: “Живы?”, на что мы весело отвечали, что живы, хотя в тот момент были ни живы, ни мертвы…

Попробовал бы Лондон такое средство передвижения!

Впрочем, хватит сравнений. Главное, что, в отличие от великого писателя, преследовавшего столь же великие цели, наша цель была до наивности проста – попасть к Елупову. А мы попали – в сказку.

Пожалуй, только этим словом и можно охарактеризовать русский север в пору, когда он по-настоящему русский – в трескучий 30-градусный мороз. Когда под ногами звонко скрипит снег. Когда поднявшиеся над землей сугробы напоминают барханы, а одетые в белые платья ели – невест на выданье. Когда после московского “аромата” выхлопных газов ты жадно вдыхаешь чистейший воздух, от которого с непривычки чуть не пьянеешь. Когда  ты знаешь, что на улице – 30, но мороза не чувствуешь – настолько он  сухщй и оттого - обманчив.

Пустившись в пешую прогулку по Онежскому озеру до Кижей (от усадьбы Елупова до музейного комплекса, если напрямую, - рукой подать), мы быстро смекнули, что можем стать реальными Морозками, поэтому, не пройдя и четверти пути, поспешили назад, в теплый елуповский дом. А появившийся откуда ни возьмись Юрий Борисович, окинув нас оценивающим взглядом, сказал как отрезал: «Здесь так не ходят».

На следующее утро Елупов молча занес в номер по паре унт, многозначительно объявил: «Жду вас внизу». Что означало ровно одно: с этой минуты хозяин усадьбы берет негласное шефство над легкомысленными москвичами. Уже на обкатанной нами «карете» он свезет нас в Кижи, и пока мы будем любоваться творением карельских мастеров деревянного зодчества и слушать подвернувшегося на счастье экскурсовода Марину (зимой комплекс официально закрыт), Юрий Борисович «сбегает», как он выразился, вытянет сеть, привезет свежей рыбы к общему столу, а нам с Надеждой («в качестве презента») всучит в дорогу тройку жирных налимов.

Он вообще в вечном движении. Зимой, как заводной, мечется на снегоходе, а летом, когда туристов прибавляется, пересаживается на катер. Его знают во всей округе, уважительно называя исключительно по имени-отчеству. Для музея же Юрий Борисович и вовсе свой – хоть сейчас оформляй его в штат. Ведь постояльцы его гостевого дома – потенциальные «клиенты» комплекса. И наоборот: посетители музея, приехав сюда за тридевять земель на пару часов, остаются на несколько дней в «Кижской благодати».

Собственно, гостевой дом Елуповых и появился во многом благодаря «подсказке» тогдашнего директора Кижского музея-заповедника Михаила Лопаткина. Это же он возьми однажды в сердцах и скажи: мол, виданное ли дело - туристов тысячи, а гостиниц во всей округе – ни одной? Сказал и выразительно так глянул на Елупова. И тот намек этот уловил.

Вообще-то, по первоначальному плану, дом Юрий Борисович строил для себя, для детей своих. Чтобы и они, по примеру отца (Елупов перебрался в родовое имение из Петрозаводска) не отрывались от малой родинки, помнили о корнях. Но раз за разом вoзвращаясь к разговору с Лопаткиным, думал: а почему бы, и вправду, не превратить дом в гостиницу? Глядишь – и приработок какой-никакой появится. Детям же и внукам и в старом доме места хватит…

Ни Владислав, ни Татьяна против такой постановки вопроса не возражали. Напротив – стали надеждой и опорой отца в воплощении этой идеи. Кто – деньгами, кто – посильным трудом, а кто – и тем, и другим.

И вот оно стоит – это воплощение – на самом берегу Онежского озера. С виду – не броское, а войдешь внутрь – и тут же оказываешься в лесном тереме, не уступающем пятизвездному отелю. Всё вокруг деревянное, из карельской сосны (и без металлической фурнитуры) сработанное – кресла, тумбы, диван, кровать, шкаф-купе и даже трильяж, в зеркале которого мы с Надеждой смотрелись как Василиса Прекрасная с Иваном Царевичем. Но особенно нас поразил сундук, какой мы только в киносказках и видели. Опять же деревянный, запирающийся на незамысловатый засов.

Рассказывают, что мебель для гостиницы выбирала Татьяна. Дочь Елупова, по большому счету, и заправляет всем хозяйством «Благодати». Она здесь и администратор, и директор-распорядитель, и швейцар, и портье, и менеджер по размещению, и горничная, и кастелянша, и еще Бог знает кто!  В общем, какие бы ни существовали гостиничные должности – все ее! При этом она успевает помочь на кухне маме (Валентина Ивановна выступает в роли шеф-повара), обойти всех постояльцев с напоминанием не опоздать на завтрак-обед-ужин, разнести по номерам сделанные накануне заказы на вечер.

Как вы понимаете, в “Кижской благодати” нет обслуживающего персонала, если не считать единственного работника, который помогает Елупову по двору. Тем, собственно, и хороша эта обитель, что с утра до ночи ты находишься в непосредственном контакте с домочадцами, а ешь и пьешь то, что приготовлено их руками и из продуктов, выращенных на собственном подворье. Мясо и рыба, молоко и сметана, масло и творог, грибы и ягоды – всё свое, доморощенное, экологически чистое. Даже хлеб Елуповы выпекают сами. А воду качают на глубине 96 метров, с самого последнего пласта артезианской скважины – такой нет, пожалуй, ни у кого. -Приезжайте летом! – не уставали повторять Елуповы, когда, попарившись вдоволь в русской баньке, мы засобирались в обратную дорогу. – Красота необыкновенная! Да и потеплее, чем нынче, будет.

Нет-нет, нам было не холодно, дорогие Юрий Борисович, Татьяна Юрьевна и Валентина Ивановна. Наоборот – было тепло. Его даже лютой зимой излучаете вы и ваш уютный дом, скованная льдом Онега и заснеженные купола Кижей. Поэтому, глядя теперь на карту Карелии, мы ищем глазами место, где  побывали. А обнаружив его, чувствуем, как по телу пробегают мурашки. Так бывает, когда ты вновь переживешь сказку со счастливым концом.

Леонид АРИХ.

(Источник: «Деловой вторник», №01 за 19.01.10 г.).